Президентом Интерпола в среду могут выбрать ветерана российского МВД Александра Прокопчука, об этом в пятницу сообщила британская газета Times. Русская служба Би-би-си разбиралась, какими могут быть последствия такого назначения и поговорила на эту тему с Алесем Михалевичем.

Что же изменится, если россиянина выберут президентом организации?

Формально — ничего, уверен Михалевич, Интерпол продолжит действовать по своим правилам. Нет прямой связи между президентом Интерпола и розыском по линии организации. У Интерпола нет своих полицейских сил, по сути это бюро сбора и рассылки информации. Основную работу делает генеральный секретариат в Лионе.

По словам Михалевича, после того, как уведомление о розыске разослано по странам, правовой департамент Интерпола осуществляет надзор — в течение нескольких недель решает, соответствует ли заявка правилам. «Так, например, было с Михаилом Ходорковским. Правовой департамент посчитал, что его розыск ведется из политических соображений и не утвердил его», — отмечает юрист.

В этом случае имя человека исключается из базы, потому что устав Интерпола запрещает организации участвовать в политическом преследовании.

Но если человека в базу включили, то он может обжаловать решение в комиссию по контроля файлов Интерпола (ККФ). «Это независимый орган в рамках Интерпола, туда входят независимые эксперты. В нее тоже входит россиянин, а возглавляет сейчас молдаванин. Передача в эту структуру данных идет через секретариат, который выполняет технические функции. Рассмотрение жалобы сейчас может занимать больше года», — объясняет Михалевич.

Вне зависимости от того, по каким мотивам человека включили в базу Интерпола, принимать решение об экстрадиции будут власти страны, где он был задержан. «Если человек в базе Интерпола, скорее всего, его задержат. Отправлять жалобу в Лион сразу при задержании не имеет смысла, потому что начинается экстрадиционный процесс. Например, Италия спрашивает у России, в чем человек обвиняется, и суд в Италии определяет, обычно в течение трех дней, меру пресечения. А затем в течение нескольких недель суд принимает решение, можно человека выдать или нельзя», — говорит эксперт.

Если власти страны, где задержан человек, приходят к выводу, что он преследуется по политическим мотивам, они могут отказать в его экстрадиции — даже если этот человек продолжает находиться в базе Интерпола. «В этом Интерпол уже никак не задействован», — отмечает Михалевич.

Однако повышение авторитета России в организации может затянуть процесс исключения россиян из базы Интерпола. «На практике, чем более высокие позиции занимают представители той или иной страны, тем более внимательное отношение идет к запросам этой страны, — оговаривается эксперт. — Это все равно влияет на процесс принятия решений».

Подпишитесь на новости

Подпишитесь на новости

Только полезная и актуальная информация

Благодарим за подписку